Интервью генерального директора Филиппишина К.В.

Генеральный директор Управляющей компании «Экодолье» дал интервью медиаресурсу Национальной Академии Градостроительства и Девелопмента.

Константин, ваше лидерство недавно было подтверждено мировым сообществом и вот этой статуэткой. Расскажите, что это значит, и за что вы ее получили.

Эта статуэтка – премия Международной ассоциации по недвижимости, которой более 80 лет, и впервые в истории российская компания получила мировую премию FIABCI Prix d’Excellence по экологии в малоэтажном строительстве. Это очень престижная премия. И мы гордимся, что и в экологии, и в малоэтажном строительстве удается применять лучшие мировые практики и реализовать такие проекты, как в нашей компании.

Константин, скажите, это дань моде или это тренд, который неотвратимо коснется России?

Мы абсолютно уверены в том, что Россия пойдет по пути лучших мировых практик, колесо не нужно изобретать заново, только применить его к российской действительности. Мировых тенденций нам не избежать. Поэтому мы используем и энергоэффективные решения, и экологичные решения.

Какие существуют препятствия при внедрении правильных экологичных технологий?

В первую очередь, вопросы экономики. Не все люди готовы пока доплачивать за возможность жить в экологичном и энергоэффективном доме. Нужно повышать покупательную способность населения.

А намного дороже выходит экологичный дом?

Если брать все лучшие мировые решения –  примерно на 50 процентов. Т.е. это и тепловые насосы, и ограждающие конструкции, и солнечные батареи, и рекуператоры воздуха, и гелиосистема…

И за какой период эксплуатации окупаются эти разовые затраты?

Это зависит, в первую очередь, от стоимости электроэнергии в регионах. А она по России очень сильно разнится.  В Москве некоторые решения окупаются за период в 3-5 лет. В регионах этот период может достигать и 10 лет. Но это инвестиции на будущее, не только в экономию будущих затрат, но и в здоровье, в образ жизни. У нас работал технический директор из Канады, который говорил, что когда живешь в доме, на земле, через тебя должны проходить линии магнитного поля, поэтому нужно строить деревянные, а не бетонные, дома, идти к тому, чтобы жить в гармонии с природой.

Есть мнение, что экостроительство  - сочетание двух эко: экономия и экология. А есть все-таки вариант, чтобы уже на этапе «зеленого» строительства было не 50%, а дешевле?

В первую очередь, это -  деревянные каркасные дома, в которых живет вся Америка, Канада и половина Европы. Есть очень интересные технологии, которые связаны с переработкой не только древесины, но даже растений, из которых делаются абсолютно энергоэффективные и экологичные блоки. Надо и государству, и компаниям больше внимания уделять этим решениям. Дома получаются гораздо дешевле и с более высоким качеством с точки зрения экологии и энергоэффективности.

У нас этому мешает скорее такой стереотипный барьер?

Да, и его надо преодолевать.

Применительно к малоэтажке, что такое доступное жилье?

На сегодняшний день мы в Оренбурге строим до 20-30 домов каждый месяц. Продаем дом без внутренней отделки и инженерии  с земельным участком от 6 до 8 соток, со всеми центральными коммуникациями, включая канализацию, газ, воду, электричество и слаботочные сети, введенными в дом  -  за миллион девятьсот рублей. Столько стоит хороший двухкомнатный дом с подсобными помещениями в 56 квадратов. Конечно, нужно еще его отделать.

Тридцать тысяч за квадрат?

Вы знаете, за квадрат получается где-то 32 -34  тыс. Но это тот самый, так называемый входной билет, который люди платят для того, чтобы иметь минимальный дом. Если хочется получить минимальный квадрат, мы продаем за 28 тыс.рублей – это дома от 100 квадратных метров и таун-хаусы, сблокированные квартирки в двух-трех-этажных домах.

Я смотрю, у вас приз по экологии не первый. Вот приз по экологии «Green Awards» - первого всероссийского экологического конкурса. Т.е. вы последовательно  идете по этому пути. Когда вы к этому пришли и как это сочетается с желанием максимально отжать выгоду с каждого проекта?

Здесь можно дать два ответа. Первый – часто это не дороже. На сегодняшний день мы привлекаем архитекторов лучших мировых практик. Так, американцы у нас проектировали поселок в Оренбурге. Некоторые решения не стоят дополнительных денег, просто нужно озаботиться этим на самых ранних этапах проектирования. Можно заложить эффективные технические решения в рамках рабочего проектирования, что привнесет совсем другое качество в жилье. Например, водный режим. Неправильная организация ливневой канализации или ее отсутствие способствуют образованию луж в поселке. Лужи это грязь, грязь это пыль, а пыль – это то, что никак не соотносится с качеством. Для того чтобы этого не было, нужно совсем немного  - просто правильно спроектировать. Конечно, мы верим в то, что чем дальше, тем больше качество будет востребовано покупателем. В советское время возможность жить на природе была далеко не у каждого. И сейчас мы реализуем эту возможность через вот такие проекты.

Стереотип, что экология  - это навязанная нам дополнительная социальная ответственность, дополнительные затраты, постепенно уходит. Люди уже осознают, как классно жить в экологически чистых домах. Как рынок реагирует на эти тенденции?

Исторически после развала Советского Союза малоэтажка развивается вблизи крупных городов, преимущественно бизнес-класса, VIP-класса. Конечно, там реализуются все эти решения. Мы верим в то, что это будет, безусловно, оценено покупателями,  и что по мере увеличения покупательной способности, люди все больше и больше будут задумываться о качестве потребляемых продуктов, в том числе и жилья.

Трендом десятилетия считается массовое использование сборных конструкций. На ваш взгляд, насколько этот тренд актуален для России и какие ваши прогнозы на ближайшее время?

Думаю, что мы  к этому придем. Так же как и во всем другом, мы ни одного тренда не избежим. Например, перед кризисом мы всерьез думали о том, чтобы такой завод построить в России. Просто потому, что исторически каменный дом всегда будет дороже. Современные технологии очень качественные, хотя и есть предубеждения у нас о том, что каркасный дом можно ударить трактором и сломать. Несерьезно, потому что никто не собирается издеваться над своим домом. Нам нужно смотреть на них, чтобы строить быстрее. Конвейер собирает на заводе три дома в сутки. И, соответственно, за сутки-двое можно собрать маленький дом на площадке. Можно существенно понизить цену, но для этого нужен большой объем. Мы такие дома построили у нас на площадке и показываем их преимущества нашим покупателям.

Одним из факторов, стимулирующих развитие энергосберегающих технологий, и в частности активных домов, это то, что излишки энергии, которые генерирует дом, можно продать. Т.е. дом еще и зарабатывать будет. Что у нас говорит законодательства по этому поводу, когда мы к этому придем?

Очень хороший вопрос. Всячески пытаемся это регулирование улучшить, довести до мирового уровня. Пока это очень сложно. В первую очередь, противятся наши сетевые компании, им невыгодно появление таких проектов, в которых надо платить деньги, да еще и  не электростанциям, а частным домам. В Дании, например, по итогам года на счетчике у тебя минус. Т.е. государство тебе должно за то, что ты ему поставил сеть.

 Государство платит?

Да, платит. В Дании это работает очень даже эффективно. У них нет таких ресурсов, по которым мы ходим и не замечаем, и они экономят на всем. И в этом они лидеры. Нам, конечно, не обязательно быть такими, как они. Но нехорошо нерационально и бросово использовать свои собственные богатства.

А какие  еще привилегии есть у владельцев энергоэффективных домов?

Вы знаете, государство напрямик субсидирует некоторые решения. В Германии 50% за энергоэффективность субсидирует государство. В Дании же собирают даже дождевую воду. Это даже улучшило экологию – нет больше таких наводнений после ливневых дождей. Нет больше огромных счетов за воду. Это все в совокупности приводит к тому, что человечество начинает жить в гармонии, не загрязняя, не сжигая то, что никогда уже не восстановить, а наоборот, начиная генерировать энергию от солнечных батарей, которые действительно работают.

Насколько мы отстали от Европы?

По некоторым показателям более чем на 10 лет.  Но это отставание можно быстро устранить. Я верю, что Россия можем двигаться вперед большими шагами.

Предпосылки есть к этому?

Есть. Смотрите, как государство сейчас озаботилось энергоэффективностью. Они всячески стараются найти методы стимулирования таких решений. Главное, есть понимание и желание. Вот это и есть та предпосылка, которая приведет нас к решению.

Сильно ли отличается культура западных и российских застройщиков, в чем это различие?

Я назвал бы два отличия. Первое  - это очень серьезный финансовый анализ, когда люди закладывают гораздо меньше моржи в строительство, в первую очередь, малоэтажного жилья. Это надо очень подробно работать со сметами, материалами, подрядчиками, собственными сотрудниками, считать уметь надо, в том числе, какое жилье, как оно располагается, сколько земли занимает, как сети туда прокладывать. Это профессиональный бизнес, нужно заниматься им правильно, и в этом нам есть, конечно, чему поучиться на Западе. Второе отличие, одно из основных, наверное, это маркетинг, ориентированный на покупателей. Т.е. они абсолютно точно изучают потребности: какие дома нужны, какие планировки, какие цены, из каких материалов, как должны располагаться, в том числе и по солнцу, какие требования к экологичности, какой цвет даже сейчас в моде. И под это они подстраивают весь свой бизнес, который мгновенно ориентируется, не создавая проекты, которые уже перестали быть популярными 5 лет назад.

А откуда взяться умению так классно считать и быть так ориентированным на клиента?

Этому надо учиться. Надо создавать профессиональные сообщества, открывать хорошие курсы. Надо брать лучший мировой опыт, не бояться изобретать велосипед. Догонять можно гораздо быстрее, чем то, что мы сейчас делаем. Мы кстати хотим набрать группу своих специалистов, обучить, я бы очень советовал делать это всем девелоперам.

Посмотреть интервью можно ЗДЕСЬ